Bruce Iglauer


В нынешнем году основанный Брюсом Иглауэром лейбл Alligator отмечает 45-летие. Достижения ведущего на сегодняшний день независимого блюзового лейбла США столь значительны, что этому некруглому юбилею был посвящен первый день 33-го Чикагского блюз-фестиваля. Ниже приводятся несколько фрагментов из ответов м-ра Иглауэра на его пресс-конференции 10 июня 2016 г.

Кратко об истории лейбла >>>

Сегодня, когда закончен концерт, для блюзмена работа еще не закончена. Он выходит к публике не только поставить автограф, но и обязательно пообщаться. Без этого невозможно. И, вернувшись домой, он заглядывает в социальные сети, смотрит отзывы и фотографии – и ставит лайки. Хорошо, если есть, кому помочь в этом, но так бывает не всегда, а оставить такие посты без внимания невозможно, нельзя обижать фанатов. У блюзменов редко бывает свой менеджер, так что концерты необходимо находить самому – это его хлеб. И при этом нужно успевать сочинять новые песни, делать аранжировки. И еще найти время записать новый отличный альбом, лучше предыдущего.

Если бы сегодня вы получили резюме Хаундога Тейлора, не зная, кто он, вы подписали бы с ним контракт?

Мне бы хотелось думать, что мой музыкальный вкус и задушевность этой музыки будут перевешивать коммерческий аспект и деловую сторону проектов. Но я должен признать, что это не всегда так. Мне пришлось бы хорошенько подумать. Как, например, это было с Торонцо Кэнноном. Я уже давно был влюблен в его музыку, но из-за того, что он был занят на своей дневной немузыкальной работе, из-за того, что он не мог постоянно гастролировать, я ждал и ждал, и ждал нужного момента. И, честно говоря, только когда песни его собственного сочинения стали по-настоящему хороши, тогда уже достоинства его музыкальных талантов стало невозможно отрицать, и я больше не мог отворачиваться от них. И я надеюсь, что в случае с Хаундогом Тейлором его таланты были бы слишком очевидны, что повернуться к ним спиной. Так что даже в блюзовом мире коммерческие аспекты иногда перевешивают для меня музыкальные достоинства. О чем можно только сожалеть.

Фентон Робинсон – один из величайших артистов, кого я записывал. За всю историю компании. Но не самый известный. Мое внимание на него обратил Джим О’Диал, с которым мы вместе основали журнал Livin’ Blues. Он проиграл для меня сорокопятку с оригинальной версией Somebody Loan Me A Dime, которая вышла на маленьком чикагском лейбле Palos, которым руководил Мел Коллинз. Я полюбил эту музыку, я был очарован этой песней, я попытался найти Фентона в клубах, потому что я знал, что он в Чикаго. Я обошел несколько мест, но никак не мог его найти. Пока наконец не узнал, что он играет по вторникам в Temper’s Launge. Там я нашел этого чудесного человека, у которого был такой сквашенный голос, он на гитаре играл в джазоватой манере; по блюзовым стандартам он редко делал драматичный выжим струны. Но свои соло он строил в таком мелодичном стиле, он не несся вперед на высокой скорости, он скорей кружил, набирая все большее и большее напряжение, набирая глубину. Мы познакомились, поговорили немного, и я обнаружил, что он очень сдержанный в общении. Он не слишком общителен, но очень славный и очень-очень умный. Человек интеллектуального склада. В то время его еще связывал контракт с фирмой из Нэшвилла. Так что я не мог его записывать. Потом он уехал из Чикаго и вернулся в 1974 году, уже свободный от того контракта. Мы снова с ним встретились, чтобы поговорить о записи. В студию мы вошли с набором песен его собственного сочинения. По его просьбе, поскольку у него не было своей группы, мы использовали группу Mighty Joe Young’a – а это была одна из лучших групп в городе. Они откликнулись с большим энтузиазмом и сыграли его музыку очень хорошо. К сожалению, тот альбом, названный по песне Somebody Loan Me A Dime, которую мы записали заново, какие-то демоны, которые следовали за ним многие годы, настигли его, он оказался под судом и был осужден за убийство. И вместо того, чтобы отправиться на гастроли в поддержку своего альбома, он оказался в тюрьме. Я достаточно хорошо знал Фентона к тому моменту, чтобы уверенно сказать, что он раскаивался в этом каждый день – и не было смысла сажать его в тюрьму, чтобы наказать его. Он наказывал себя сам. Он был очень серьезным человеком и очень закрытым. Я очень горд, что я мог выступить его поручителем (за досрочное освобождение) девять месяцев спустя. И он был выпущен на поруки. Ему не нужно было сидеть в тюрьме. Он уже сам себя осудил. Он вышел на свободу, смог гастролировать и выступил на нескольких фестивалях. Фентон был довольно сдержанным артистом, он не прыгал по сцене, не строил гримасы. Чем больше вы концентрировались именно на его музыке – тем лучше. Он не был идеальным исполнителем для бара. Но на его концертах пробирало до мурашек. Мы выпустили два альбома. Не все надежды на его карьеру осуществились. Несколько лет спустя Дик (Шурман) продюсировал его альбом для европейской фирмы. И у меня была возможность получить права на издание его в Америке. Так на «Аллигаторе» появился третий его альбом. Я очень горд за все три. И спасибо, что вы спросили о Фентоне. Потому что это один из величайших артистов, с кем я работал, и при этом получивший менее всего признания.

Одним из сюрпризов для меня оказалось то, что даже люди, которые не понимают английского, могут чувствовать блюз. Я был во многих странах, где лишь немногие говорят по-английски, и все равно я видел, что люди откликаются на музыку. И на целебную силу музыки блюза. И нашей политикой всегда было, что если есть журналисты или ди-джеи даже в тех странах, где не продаются наши записи, все равно мы пытались снабжать их, потому что мы верим, что сама музыка привлечет новых поклонников. И, может быть, мы начнем продавать записи и в этих странах. Но дело не в этом. Я скажу за себя, это работа, которая делается с любовью и ради любви к музыке. Мы делаем это по той же причине, почему и вы здесь. Потому что эта музыка настолько сильная и настолько душевная и такая веселая, что мы хотим ею делиться. И я счастлив слышать, что русский ди-джей играет нашу музыку. У нас есть кое-какая дистрибуция в России, не слишком большая. Но спасибо вам за вашу поддержку.

Программа "Весь Этот Блюз" - о праздновании 45-летия лейбла Alligator на 33-м Чикагском блюз-фестивале. Часть I >>>; Часть II >>>.

Полторы дюжины фотографий концерта трио Moreland & Arbuckle.



Blues.Ru - Новости | Музыканты | Стили | CD Обзор | Концерты | Live Band | Лента | Форум